Как помочь с жильем многодетным

Многодетные семьи  бомжи – такое нелепое, режущее слух словосочетание не раз прозвучало на круглом столе «Жилье для многодетных семей: есть ли решение проблемы?», состоявшемся 25 апреля в РИА «Новости». Речь шла не об опустившихся людях, пропивших квартиры и побирающихся на вокзалах, а о нормальных родителях: работающих, воспитывающих детей, но нигде не прописанных. Некоторые из них приняли участие в круглом столе.

У Виктора Астапенко и Эмилии Чернявской-Астапенко семь детей. Он москвич, но 30 лет назад уехал в Краснодарский край. Тогда по закону требовалось выписаться из квартиры. Эмилия из Новосибирска. 18 лет назад они приехали в Москву, здесь родились все их дети, но никто до сих пор нигде не прописан. В соответствии с постановлением Департамента жилищной политики города Москвы иногородние могут рассчитывать на жилье при условии постоянной регистрации в течение 10 лет. Не секрет, что многие москвичи, сдающие квартиры, не хотят «светиться», поэтому если и согласны пустить туда приезжих, категорически против их регистрации. Естественно, мало кто из живущих в Москве даже 15-20 лет непрерывно регистрировался 10 лет подряд. Семья Астапенко – не исключение.

Но это постановление противоречит 40 статье Конституции РФ, в которой черным по белому написано: «1. Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища. 2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для осуществления права на жилище. 3. Малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами».

«Почему в противостоянии Конституции РФ и Департамета жилищной политики города Москвы всегда проигрывает Конституция? - недоумевала Эмилия Чернявская-Астапенко - Основной закон государства оказывается недееспособным рядом с чиновничьей машиной всего лишь городского уровня. Как правительство собирается улучшать демографическую ситуацию, если многодетная семья не имеет шансов попасть в очередь на жилье?» Она сказала, что надеется быть услышанной за пределами России. В то, что ее вопросы услышат российские чиновники, Эмилия уже не верит. «Летом я планирую подать документы в Австралийское посольство, чтобы эмигрировать по гуманитарной линии в страну, где дети не считаются обузой», - призналась она. Не за красивой жизнью собрались Астапенко в Австралию. Виктору хорошо за 50, он архитектор, после кризиса был безработным, но уже несколько месяцев вновь работает по специальности, зарплаты хватает и на то, чтобы снимать большую квартиру. Он прекрасно понимает, что в эмиграции в таком возрасте по специальности не устроится, да и вообще найти какую-либо работу будет непросто. Но от отчаяния они с Эмилией решаются уехать. Эмилия убеждена, что статус бомжей калечит детские души.

Член Общественной палаты РФ Борис Альтшулер привел в пример Финляндию. Там даже новорожденным детям нелегальных иммигрантов государство сразу предоставляет жилье. Ребенок, по мнению государства, не может не иметь жилья. В России сегодня социального жилья нет. Только в Москве пустуют полтора миллиона квадратных метров жилой площади в новостройках – застройщики ждут покупателей. Десять дней назад Министерство регионального развития объявило о гигантском плане строительства социальных доходных домов по России, которые должны составить 20% жилого фонда. Но сразу было оговорено, что делаться это будет на государственный кредит с ипотекой 10-11%. Эти доходные дома планируется передавать в частные руки, чтобы потом владельцы возвращали государству кредит. Оценочная сумма, которую должны будут платить те, кто там поселится, 10-15 тысяч рублей в месяц (аренда плюс ЖКХ). «Это сразу убивает социальную значимость идеи, говорит что те, кто ее предложил, думают в первую очередь не о людях, а о деньгах», - сказал Альтшулер. Хотя уже и в России есть положительный опыт. Уже несколько лет доходные социальные дома строят в Чувашии, и там арендная плата составляет 1-2 тысячи рублей. Такие расходы людям доступны, но, естественно, они невыгодны строителям, поэтому частный бизнес на это никогда не пойдет. Строительство социального жилья – задача государства. «Деньги вернутся только через 30-40 лет, но без этого вложения будущего у страны нет», - считает Альтшулер. Он напомнил, что за последние 12 лет количество школьников в России уменьшилось с 22 до 13 миллионов.

Эксперт Общественной палаты РФ Светлана Пронина также отметила Белгородскую область, где администрация области выкупила землю, которую дает бесплатно тем, кто нуждается в жилье, также оплачивает закладку фундамента. Люди получают возможность построить дом за разумную цену. Но, по словам Прониной, больше нигде в России (кроме Чувашии и Белгородской области) нет программы жилищного строительства, хотя бы минимально помогающего многодетным семьям.

О семье Кочетовых, где четверо детей, рассказала руководитель движения семей SOS , мать шестерых детей Любовь Мерекина. Супруги решили построить дом в Подмосковье, не дожидаясь помощи от государства. Но дом из шалости подожгли соседские дети из малоимущих семей. Компенсировать убытки их родители были не в состоянии. Тогда Кочетовы обратились в Департамент жилищной политики. Они в законном браке уже 16 лет, и все это время проживали в Москве. До женитьбы муж учился в московском вузе и был зарегистрирован в институтском общежитии. Но десятилетнего проживания в Москве с постоянной регистрацией у него (уроженца Московской области) не было, и на этом основании семью сначала не признавали нуждающейся в улучшении жилищных условий. Признали только после обращения в Общественную палату, но и тогда отца не включили в список семьи отца.

Сама Мелекина ждет седьмого ребенка, при этом уже 13 лет снимает жилье (в настоящий момент – комнату), прописку имеет только младшая дочь. Кроме ее семьи, в движении SOS еще шесть многодетных семей бомжей. Мелекина напомнила, что если ее будущего ребенка нигде не пропишут, она не получит на него медицинский полис, не будет иметь законных оснований для получения детских пособий и других выплат на детей.

«Государство не хочет признать, что существует проблема миграции внутри страны по экономическим причинам», - так объяснила существование многодетных бомжей руководитель Ассоциации в защиту семьи и детей Марина Ожегова. В Москву многие люди приезжают только потому, что дома либо вообще нет работы, либо такая зарплата, на которую невозможно содержать семью. Ситуация для экономического развития страны неутешительная, но раз это реальность, надо, по мнению Ожеговой, создавать жилой фонд для мигрирующих семей. Пока его нет, многие мужья и отцы надолго отрываются от семей, работая в столице вахтовым методом, и не все семьи выдерживают испытание постоянной разлукой – часто распадаются. Те же, кто решается приехать в Москву всей семьей, попадают в законодательный вакуум – без прописки им недоступны бесплатные медицинская помощь, образование. Марина Ожегова назвала это провалом в законодательстве.

Не так дискриминированы многодетные москвичи, но большинство из них также нуждается в улучшении жилищных условий. Сегодня в Москве в очереди на жилье стоит около четырех тысяч многодетных семей. Поскольку от общего числа очередников (63 тысячи семей) это небольшой процент, Марина Ожегова считает, что их можно было бы выделить в отдельную очередь. Но пока и в Москве и в других городах многодетные ждут улучшения жилищных условий в порядке общей очереди. Иногда по 20-25 лет.

Леонид ВИНОГРАДОВ
http://www.miloserdie.ru